dicus (dicus) wrote,
dicus
dicus

Categories:

Рыбалка

Я быстро засыпаю, но сплю плохо. Два три часа - крепко, а потом – дрема. Ворочаюсь, и в голову лезут мысли обо всем: о работе, о семейной жизни и отношениях с женой. Долго жду, когда прозвенит будильник, чтобы встать на рыбалку.

Первым скрипит половицами дядя Боря. Пол пятого. Пора вставать. Еще пять минут.
Целую жену. Она сквозь дрему бурчит: «П-р-р-бз-брп-хр».

— Чего? — спрашиваю.

— Поймай золотую рыбку.


Бужу Андрюху. Пьем чай с печеньем на кухне.
Едем на озеро в Малиновку. Дядя Боря притапливает, аккуратно объезжая ямы. Нужно успеть занять место на берегу.

— А где сама деревня-то, Малиновка? – спрашиваю Андрея.

— Есть где-то. Указатель видел.


Дядя Боря рассказывает:

— Положил мешочек с варёной перловкой на землю, гляжу, а мышка его прогрызла и за щеки кашу набивает. «Во наглая, - думаю, - и не боится!»


Вот и озеро. Сумрачно. Над озером туман. Сквозь него видно очертания мыса.

Устраиваемся на берегу, каждый в своем «окне» в камыше. У меня две удочки: легкая коротышка и тяжелая шестиметровка.

Карась клюет с первого заброса на коротышку, утягивая поплавок на глубину, и я достаю первую рыбку. Отбегаю к фотоаппарату – заснять динамику рассвета и трофей, а карась, знай себе, все утягивает поплавок, но не ловится; крючки что ли мелкие?! Ну наконец-то, вскоре еще одна рыбка плещется в белом ведерке. Теперь первому карасику будет не так скучно. Жду третьего, сидя на маленьком стульчике, слушая звуки природы. Весь берег в дырках - норах грызунов. Где то живет та самая – наглая. Утренняя роса на траве и паутинках.

Солнце мажет розовым снизу облака. Они расходятся, выпуская светило из-за горизонта. Ветер нагоняет легкую рябь на поверхность озера. Просыпаются чайки и ловят верхоплавку, плюхаясь в воду. «Ишь ты, хватит шуметь, и так нифига не клюет!» - ворчит один из рыбаков.

Позже Андрей рассказывает про повадки чаек. Они друг за другом летят, одна-раз, низко-низко над водой. Малек из воды выпрыгивает, а вторая следом его налету клювом.

— А почему малек выпрыгивает?
...

Парит коршун. Туман становится прозрачнее и клубится над озером.

Самым удачливым рыбаком оказывается Андрей, - с десяток карасей у него уже в ведерке. Дядя Боря поймал три, зато я – первым.

Приезжают наши девочки. Юлька сразу хватается за удочку – «рыбку хочу поймать».

— Мяса не было на базаре, купили печень.

Двенадцать. Солнце согревает воздух, и мы идем купаться. На озере – штиль.

С этой стороны берега – скала. Поднимаемся с Андреем на мыс. Кто-то соорудил трамплин. Прыгаю.

Озеро искусственное, глубокое. Бьет много ключей. Из него вытекает ручей и впадает в овраг за дамбой. Говорят, что в ручье даже форельку ловили – «птичка на лапках икринку принесла».


После дневного сна – отсыпались, - мы снова собираемся за столом на веранде. Застукали по три. Свежайшая печень в специях, молодая картошечка на сливочном масле с румяной корочкой, помидоры кружочками и базилик.

— Сегодня пол моют, хлеб пекут и баб ебут! – заявляет, шутя, дядя Боря, и рассказывает нам случай из жизни.

— Как-то на вентиляторном заводе работал, возле одного из цехов – леса стояли. Строители от прораба повыше забирались и денатурат пили. Синий такой. Я с ними за компанию был, чтобы от коллектива не отрываться. Один встает, такой, - на корточках-то неудобно выпивать, и ему схудилось. Зашатался и вниз полетел с лесов. Мы спустились. Я его руку поднял-отпустил – без сознания. Сердце послушал – стучит. Скорая увезла. Он потом в больнице еще пару раз лежал с головой, лечился.

Разбредаемся по даче. Каждый чем-нибудь занят. Я фотографирую бесхвостую маленькую ящерицу.

— Котяра чей-нибудь ей хвост откусил, - говорит Лена.

Оранжевые шафраны. Обгоревшие на солнышке лепестки чайной розы. Усыпанная красными бусинами вишня. Растет у соседей, а ветки через забор-сетку свисают к нам.

— Она же соседская, как вы её делите? – спрашиваю у Андрея.

— Договариваемся. Наш куст также растет.

Топится баня. Паримся. Вспоминаю один из анекдотов, рассказанных дядей Борей накануне:

«Приходит мужик в баню, а на двери – объявление: «Женский день». Он заходит, такой, к банщице, мол, пусти помыться, христа ради? Я слепой, все равно ничего не вижу. Та сжалилась – иди. Заходит он, значит, наощупь, берет тазик, намыливается – моется. Одна из баб отважилась – потри, говорит, спинку, сила-то у тебя - мужицкая. Мужик берет мочалку и начинает тереть. А та: «Ну ты трешь или ебешь?»

Вечером за ужином выключается свет. В ход идут фонарики.

— Давно такого не было.

— Я все-таки расскажу! Можно? – Андрей давится смехом и держится за живот, обращаясь к девчонкам. — Да, Серега… ой не могу… когда с трамплина прыгнул, выходит, такой, на берег – яйца, говорит, отбил.
Хохот.


Темно. Тишина, аж в ушах звенит. Только слышно, как Андрей тазиком в бане гремит.
Настраиваю гитару - «…всё вы думы знаете, всё вы думы помните».

— Хороший голос, Сергей, репертуар тебе только нужен, и песен побольше разучить, – говорит дядя Боря.
Tags: автобиографические зарисовки
Subscribe

  • Велосипедное

    Два дня подряд гонял в Заельцовский парк и за него. Короче, запарк. Короткие, но интенсивные тренировки. В первый день трогал Обь. Грязная. Во второй…

  • Налету

    Отложил на завтра то, что не успел сделать сегодня. Я никогда столько не работал. Хорошая школа жизни. Я все время учусь, - у людей и ситуаций. Решаю…

  • Письма Марине Александровне. Письмо Седьмое. Гроза

    Доброй ночи, разлюбезная моя Марина Александровна! Во первых строках моего письма хочу сообщить – прожит еще один день. Утром я выдвинулся к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments