dicus (dicus) wrote,
dicus
dicus

Categories:

Бомж

Крутится аппарат, выхватывает кадры. Киномеханик – первый парень на деревне. Бескозырка - вырывается непослушный чуб из под военно-морского флота. Женитьба, сын - Тимофей, развод. Бухло.

— Да у меня столько женщин было! – рассказывает дядя Женя отцу на кухне. Выпивают.
— Будешь так себя вести - на порог не пущу! – строжится мама.

Он учит меня играть в шахматы – проигрываю.

Вонючие носки. Страну вдоль и поперек. Стройки века. Новая жена – Маринка – у неё двое сыновей, бухает, и даже в гостях, - ссытся. Разнорабочий, резчик по стеклу, штукатур-маляр, - на все руки мастер.

Крайний Север.

Грузчик на центральном рынке, драка – пырнул кого-то ножом, сам не помнит, — статья за хулиганство. Четыре года. Туберкулез. Квартиры в доме за хореографическим училищем нет, продал пасынок и умер сам от бухла, на рынке с ящиком фруктов в руках. Маринка тоже умерла, дома, от пьянки. Жильё-подвал и вши, а в его квартире, над ним — женщина беременная живет.
— Ну не выгонишь же её?

Помню тот майский день, у нас только-только родился ребенок. Весна в цвету. Из мебели – кровать с панцирной сеткой, ковер и телевизор, детская коляска ещё. Жена не работает – дома с ребенком. Вечером гуляем.

— Что за бомж за нами второй час ходит? – спрашивает меня жена.

Останавливаюсь, жду, пока подойдет, и еле узнаю дядю Женю.

— Привет, Серега, - а сам трясется весь.

Лицо черное, рот – беззубый. Старик совсем. Щетина седая, обмороженные пальцы на руках с узкими черными ногтями, вонь шлейфом.

Заходим в квартиру с коляской, последним – дядя Женя.

— Сразу в ванну, — командую, – бритву можешь мою взять.

Одежду его складываю в пакет и оставляю в ванной. В грязной сумке из-под сахара его пожитки: посуда, какие-то вещи с помойки.

— Нафиг ты его к нам привел? — ворчит жена. — С ума что ли сошёл? Завшивет нам все!
— Дядька мой, как же я его выгоню-то?

Выходит – посвежевший. Кряхтит. Не всю щетину отскоблил – с проплешинами.
— Отпарить надо было.
— С первого раза не отпаришь.

Сидим на кухне, водку по полстакана по три раза хряпнули. Борщем закусываем. Маленький Леха в комнате плачет, слышу, как жена успокаивает.

Дядя Женя закашливается и отхаркивает.
— Как живешь, Серега?
— Нормально, пацан, вот, родился.

Я вспомнил, как он учил меня в детстве играть в шахматы: выставлял слонов по диагонали и ловил на зевках – съедал моих ладей, пока я развивал центр. Расставляем. Быстро проигрывает.

— Сережа, иди ко мне – поговорить надо, - зовёт жена.
В коридоре, шепотом:
— Пусть уходит – помылся, поел, - у нас ребенок! — (в отчаянии). — О чем ты думаешь?

Сажусь снова за стол. Опускаю глаза.
— Ты это… дядь Жень, уходи…

Он ушел. Потом пару раз приезжал к маме в гости дня на два-три. Вонючий-грязный. Мама его отстирывала, кормила и выпроваживала, выговаривая отцу:
— Хватит с меня твоих родственников… а какой парень красивый был!

Он умер в приюте, не дожив до своего 70-тилетия двух недель. Тимка - сын не приехал на похороны, а тётка потом рассказывала, что могила дяди Жени где-то за Мочище, на специально-отведенном месте - кладбище от приюта. Они с отцом туда не смогли поехать – было поздно, темно, и погода – снег с дождем, грязь; хотели съездить потом... а сейчас и не найти уже, потому что крест деревянный поставили – и все.

У Тимки двое внуков.
Subscribe

  • Велосипедное

    Два дня подряд гонял в Заельцовский парк и за него. Короче, запарк. Короткие, но интенсивные тренировки. В первый день трогал Обь. Грязная. Во второй…

  • Налету

    Отложил на завтра то, что не успел сделать сегодня. Я никогда столько не работал. Хорошая школа жизни. Я все время учусь, - у людей и ситуаций. Решаю…

  • Письма Марине Александровне. Письмо Седьмое. Гроза

    Доброй ночи, разлюбезная моя Марина Александровна! Во первых строках моего письма хочу сообщить – прожит еще один день. Утром я выдвинулся к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment