Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

настоящее

Бомж

Крутится аппарат, выхватывает кадры. Киномеханик – первый парень на деревне. Бескозырка - вырывается непослушный чуб из под военно-морского флота. Женитьба, сын - Тимофей, развод. Бухло.

— Да у меня столько женщин было! – рассказывает дядя Женя отцу на кухне. Выпивают.
— Будешь так себя вести - на порог не пущу! – строжится мама.

Он учит меня играть в шахматы – проигрываю.

Вонючие носки. Страну вдоль и поперек. Стройки века. Новая жена – Маринка – у неё двое сыновей, бухает, и даже в гостях, - ссытся. Разнорабочий, резчик по стеклу, штукатур-маляр, - на все руки мастер.

Крайний Север.

Грузчик на центральном рынке, драка – пырнул кого-то ножом, сам не помнит, — статья за хулиганство. Четыре года. Туберкулез. Квартиры в доме за хореографическим училищем нет, продал пасынок и умер сам от бухла, на рынке с ящиком фруктов в руках. Маринка тоже умерла, дома, от пьянки. Жильё-подвал и вши, а в его квартире, над ним — женщина беременная живет.
— Ну не выгонишь же её?

Помню тот майский день, у нас только-только родился ребенок. Весна в цвету. Из мебели – кровать с панцирной сеткой, ковер и телевизор, детская коляска ещё. Жена не работает – дома с ребенком. Вечером гуляем.
Collapse )
dh

Медик

Окно в киоске было маленькое, через него я обычно получал деньги и выдавал товар: коробку вина, чипсы или орешки. Ната приходила в полдень, когда утренний наплыв оптовых покупателей спадал, и торговля перетекала в розничную. Она приносила в большой сумке-тележке обед и оглашала меню, заглядывая ко мне в окошко. Я брал баночку с запеченной в духовке курицей и черносливом, реже - с мясом по-гасконски или толчёнку с гуляшом.

Она называла меня на «вы» и по имени-отчеству, хотя была гораздо старше. Я помню её веснушки на загорелом лице, изгиб тела и наклон головы, в тот момент, когда она заглядывала ко мне, и манеру разговора такую, словно она бросала вызов: «Вам-то хорошо…» На голове у Наты всегда был черный берет, и когда она наклонялась, то он трогательно сбивался набок, и она поправляла его рукой. В интонациях её голоса чувствовалось нетерпение, гордость и даже некое снисхождение, - эти звучащие в словах нотки разжигали во мне любопытство.

— Будете кушать? – спрашивала она с вызовом.
Collapse )
dh

Печатник

Олег – мой одноклассник. У него дети и жена-умничка. Жена занимается благотворительностью – поделками с детьми в передаче на ТВ, а сам Олег – бизнесом. Олег - творческий интеллигент; умеет ухмыляться в усы (хотя у него таковых нет), ронять в ладони лоб и многозначительно молчать. Он пишет стихи, печатается в журналах собственного производства, так как владеет минитипографией, и любит рыбалку.

Даже на мелких тиражах в собственной минитипографии Олег умудрился заработать геморрой и кредиты. В этом ему помогли партнеры по бизнесу, вечно ломающийся автомобиль и высокая арендная плата за офис. Мишка – бывший компаньон, когда понял, что здоровье на полиграфическом поприще может подорваться, оставил Олега наедине с профессиональной печатающей машиной Херакс, — жутко дорогой и нуждающейся в постоянной уходе, как избалованная женщина, — и кредитами. Сейчас Мишка пишет белые стихи, преподает русский язык и литературу в институте водного транспорта, имеет весьма сложные отношения с женой, работающей в отделе маркетинга известного в городе театра, и периодически звонит мне, чтобы узнать, сколько стоит мультимедийный проектор.

— Ничего, если я иногда буду приглашать тебя на наши мероприятия? – спрашивает меня раз в полгода Мишка по телефону.
Collapse )