Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

настоящее

Письма Марине Александровне. Письмо Седьмое. Гроза

Доброй ночи, разлюбезная моя Марина Александровна!

Во первых строках моего письма хочу сообщить – прожит еще один день. Утром я выдвинулся к дистрибьютору на улицу Большую, доехал без приключений, забрал две шурушки и, возвращаясь обратно, пробил колесо, прямо напротив Шинтопа, видимо, карма места специфическая и я купил у них покрышку Чонгуаюнь-Хуйнань, которой сейчас ацки пахнет в комнате, и камеру. Перебортовал заднее колесо, подтянул погнутую спицу и двинулся в офис, а потом на Бердское шоссе, 510. Туда вкручивал, прячась в тени кустов, против встречного ветра – южного и теплого. На шоссе загорели руки и промокла кепка.

В Чистой воде попил чистой воды из кулера – два стакана, обменял одну шурушку на другую и выехал в город. По пути потерялся болтик от левой контактной педали, и она перестала выстегиваться – крутился контакт вместе с туфлей. Велик прицепился к левой ноге и не выпускал, как я ни брыкался. По шоссе летели машины. Чем круче, тем быстрее. Богатые – такие юркие, но не все, конечно… Остановился у кустов, снял велотуфель, который так и остался пристегнутым к велику. Разобрался почему не выстегивается, болтик так и не нашел, поехал дальше.

Катилось на удивление легко – под горку и с попутным ветром, только на Речном ветер стал встречно-боковой, с Оби несло… когда так с рекой, она становится шлюхой – грязной. Зная, что там алтайское: и воды бирюзовой Катуни, и чистой Бии, — после Обского моря и Гэс, река... Ах, я все время вспоминал мою Ангару, я так скучаю по ней – чистой, прозрачной, холодной.
Collapse )
dh

Письма Марине Александровне. Письмо Пятое. Предметы быта

Доброе утро, разлюбезная моя Марина Александровна! Во первых строках моего письма хочу сообщить, что все у нас хорошо и знаю, что будет еще лучше.

Спал крепко и проснулся от того, что Костя обрушил водопад сливного бачка. Я еще полчаса переворачивался на кровати с боку на бок, вместе с мыслями о тебе, моя дорогая, а еще о палочке-выручалочке-блендере и чугунной сковородке. Я даже представил, как ты берешь его в свою ручку и делаешь круговые движения, взбивая нам коктейль. Ах, я бы с удовольствием попробовал сейчас что-нибудь приготовленное твоими руками, да хоть домик из морковкиных кирпичиков.
Collapse )
dh

Письма Марине Александровне. Письмо Четвертое. Пряники

Добрый день, разлюбезная моя Марина Александровна!

В первых строках моего письма хочу сообщить, что все у нас хорошо. Ночью мы с ежиком завернулись в теплое одеяло и подаренный тетей Галей комплект постельного белья. Он рыженький с ромашками – теплый, тебе бы понравилось. Ежику, по крайней мере, очень. Я уж было хотел его купить давеча, а тут – мне его подарили. Я вот что заметил, когда начинаешь жить в гармонии с миром, некоторые вещи свершаются, что называется, «в ёлку».
Collapse )
dh

Письма Марине Александровне. Письмо Второе. Костел

Добрый день, разлюбезная моя Марина Александровна! В первых строках моего письма хочу сказать, что скучаю и мыслями все время возвращаюсь к тебе. Вот вроде бы и все забывается, стирается в памяти и уходит в прошлое, оставшись словно слои прошлогодней листвы, словно земля-дерн в лесу… а вспомнишь эти глаза, уставшее тело и тот свет, как будто уголёк в костре тронул ветерок, — и на душе становится тепло.

Вчера после тренировки в нашем, как ты окрестила мое жилище, Костеле, было четыре мужика. Костя напрягся. Пока мы были на тренировке, Леха с Костей пили пиво, изволив, наверное даже, заполировать все это водочкой.

Я на лед не выходил – простуда, выступил в роли наставника – тренера. Тимур с удовольствием покатался. Приехали поздно, и уже в первом часу сели ужинать. Костя, как гостеприимный хозяин, сел с нами за стол, сам пил чай, а нас угощал тушеной картошкой с грибами и обжаренной морковью с луком в сметане. Тимур привез мамины котлеты и мясной рулет, так что мы сыты. Ночью по супермаркетам не шарились. Грибы – опята, привез Леха из дома. Сегодня-завтра, или позже, он улетит во Владик за машиной на продажу, в планах — собирается перебираться в Новосибирск с семьей. Все у нас как-то «шель-шевель» - шевелимся, короче.
Collapse )
dh

Кролик

Столик в углу; прийти сюда утром, пока еще никого нет, раскрыть книгу и подолгу читать в тишине, время от времени делая маленький глоток крепкого кофе. С тех пор, как я бросил курить, эта чашка кофе стала заменять мне добрый десяток сигарет.

Островок. Теперь нас двое. Она улыбнулась, когда принесли две чашки. Зашипел сахар, ритмичное позвякивание серебра о тонкий фарфор: какая свобода и грация во всех её движениях! Столько стати в этой совсем еще молоденькой девушке; и этот блеск пьяных глаз, и худое лицо, и выступающие скулы, и раздвоенный подбородок, и любопытство. «Я – кролик, я всего лишь подопытный кролик!» — сейчас она вжикнет молнией на моей шкурке и вынет батарейки.

Когда батарейки легли на стол, стрелки моих часов остановились. Все вокруг замерло, как будто невидимый ведущий детской игры — «море волнуется раз» остановил всё движение: «Морская фигура замри!» Она встала, и прошла к барной стойке. Плеснув себе коньяка на «дриньк», она опрокинула пузатый бокал, а затем вернулась за столик. Вжикнула молния. Тронулась секундная стрелка.

Я нащупал между лопаток холодок металлического шва. «Все на месте! Но как она догадалась?».

— Я вас, кроликов, за версту чую, — произнесла она вслух.
— У меня радиус действия ограничен.
— Бу-бу-бу. Что у тебя за часы?
— Rolex.
— Точность нам не помешает, да, — она отхлебнула остывший кофе.— Подогрей!

Я подкрутил часы на пять минут назад. Над чашкой взвился язычок пара. Она отхлебнула еще раз.

— Так-то лучше.
— Как ты меня вычислила?
— Хреново ты стал временем распоряжаться. Последние четыре года — совсем никуда не годятся.
— Кто тебя послал?
— Мы потеряли много времени.
— Зачем?
— Чтобы ты стал расторопнее.

Шел мелкий дождь. Блестел тротуар, отражая огни витрин, и капли дождя выводили мелкую дробь по куполу зонта. Она шла рядом в желтом, раскачиваясь на каблуках; высокая, с гордо поднятой головой. Когда она поворачивала голову в мою сторону и снисходительно улыбалась, в ней проявлялась та особенная готовность слушать, как это бывает у близоруких людей, доверяющих больше ушам и улавливающих малейшие интонации в голосе, и я любил её в эти мгновения.
dh

Рыбалка

Я быстро засыпаю, но сплю плохо. Два три часа - крепко, а потом – дрема. Ворочаюсь, и в голову лезут мысли обо всем: о работе, о семейной жизни и отношениях с женой. Долго жду, когда прозвенит будильник, чтобы встать на рыбалку.

Первым скрипит половицами дядя Боря. Пол пятого. Пора вставать. Еще пять минут.
Целую жену. Она сквозь дрему бурчит: «П-р-р-бз-брп-хр».

— Чего? — спрашиваю.

— Поймай золотую рыбку.
Collapse )
настоящее

Сыр с чесноком

Давно я не писал отчетов. Знаете, раньше было такое в дневниках, в школьных тетрадках – писать отчеты. Съездил куда-нибудь, впечатлений набрался, - отчитался. «Как я провел лето?!» – это же классика.
Collapse )