Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

hools

Новости культуры

Добрый день, дорогие друзья! С вами специальный корреспондент Хулзо-новостей – Маргарита Пузикова. В студии, как всегда, для вас работает Дмитрий Дуберниев.

Прямое включение.

— Марго, сегодня все СМИ облетела новость – Энское орфографическое училище обзаводится новым забором, это правда? Ведь столь неординарное событие, в разрезе культурного наследия, не может пройти незамеченным мировой общественностью! Итак, мы в эфире.

Марго:
— Да, я сейчас как раз на том месте (прижимает одной рукой наушник к уху, второй держит микрофон), где возводится новый забор, а мой собеседник – застройщик, генеральный директор компании «Концептуальное Заборостроение» - Арчибальд Заволжский.

— Арчибальд, строительство такого забора – примечательное событие для Энска, я смотрю (меряет шагами периметр) заказчик еще и приличный кусок земли себе отхватил!

— А как же?! Всем известно, что Энск – мировой лидер в сегменте точечной застройки, темпы роста - колоссальные. Это будет не просто забор, это, я не побоюсь этих слов, – архитектурное сооружение. Ведь нельзя зажимать культуру в столь деликатных вопросах!

Марго (вытирает каблук о желтые листья, озабоченно):
— Дорогой проект?

Арчибальд:
— Все через тендер. Колонны мы привезли из Греции, у них сейчас кризис, остатки Парфенона ушли с молотка на раз-два; в итоге нам колонны по-дешевке достались. Золотые звезды в центре композиции - из Египта, с раскопок на пирамиде Хеопса, чистое золото! В качестве прутков мы используем копья царя Соломона, их тоже где-то откопали, об этом лучше спросить у нашего Заказчика, — город должен гордиться своими заборами! Тем более, такому культурному учреждению - нужен приличный забор, как же без него?

Марго:
— А мы обращаемся к непосредственному Заказчику - Льву Менделеевичу Пантовичу - директору
Орфографического училища (поворачивается). Лев Менделеевич, что для культуры в целом значат ограждения?

— Заборы это не только обозначение территории, её раздел. Это охрана периметра. Центр города, как ничто другое нуждается в такого рода сооружениях. Вы только посмотрите вокруг: окурки, пустые пивные бутылки, бомжи… А у нас за забором будет замечательная лужайка! Орфография – нужна городу чистой.

Дмитрий:
— На этом мы заканчиваем наше прямое включение, возвращаемся в студию Хулзо-новостей и благодарим нашего собственного корреспондента – Маргариту Пузикову за интересный материал. От себя добавлю, Энскому Драматическому Роторному театру остается только позавидовать.

До новых встреч!
Collapse )
dh

Телевизор

Массивный телевизор — новое приобретение супружеской четы Курощупкиных, легко прошел в дверь, но никак не хотел проходить сквозь проем перегородки, — ни вдоль, ни поперек, ни на боку, ни вертикально. Это был первый ламповый цветной телевизор — весьма громоздкий и тяжелый.

Перегородка – тоже отличалась высоким качеством и надежностью конструкции, она была сделана на совесть (ее поставили студенты факультета летательных аппаратов, жившие в комнате до семейной пары, дабы отделить часть комнаты под кухню) и представляла из себя прочную металло-конструкцию из железного уголка, свинченного болтами, деревянного бруса и фанеры.

Приобретенный в канун Нового Года телевизор, застрял между входной дверью и способной выдержать любые нагрузки перегородкой; её отличала завидная прочность, а советское самолетостроение пополнилось, наверное, достойными молодыми специалистами.

— И как мы его занесем внутрь? — спросила Зойка мужа, обреченно опустив руки.
— Митрича позовем! — сказал Борис. Он отличался находчивостью и умел принимать решения молниеносно.

Митрич появился мгновенно — его и звать не надо, и сходу посоветовал Борису снять заднюю крышку с телека, но даже без крышки «Рубин» не захотел проходить в комнату - мешала длинная труба кинескопа.

Комната не принимала покупку, как бы этого ни хотелось ее обитателям.

Зойка, понимая, что «на сухую» не разобраться, сбегала за водкой. Ее сообразительность все время опережала ход мыслей остальных. Разобрать перегородку не представлялось возможным…

Спустя полчаса, супружеская чета и Митрич расположились на деревянном корпусе аппарата эпохи расцвета советского телевизоростроения и принялись молча пить водку, закусывая копченым салом.

На душе было пакостно — радость от покупки нужной вещи омрачалась непроходимостью приобретения в жилище!

— Вот это техника! Одного дерева только пуд! — сказал Митрич и поставил пустую бутылку на линолеумный пол, испещренный коричневыми тычками окурков. — Говорят же, что японцы наши телевизоры скупают на переработку — хорошие автомобили получаются. Десять телевизоров по содержанию полезных ископаемых эквивалентны количеству материалов, необходимых для производства автомобиля, заметьте, — японского автомобиля!

— Ископаемые… сам ты ископаемое! — щебетала Зойка. — Надо бы размеры телевизора снять.

Она была подвижной женщиной. Ее кипучая натура не могла выдать хоть сколько-нибудь приемлемое решение задачи (она училась в институте инженеров водного транспорта и, по её же словам, в «телевизорах ничего не соображала»). А с каким энтузиазмом она бралась за любую работу?!

Митрич притащил массивную пилу:

— Размеры сняли? — спросил он со знанием дела.

Заработала инженерная мысль.

— Вот они! — Зойка протянула руку с написанными на ладони цифрами.
— А ширина где?

Зойка перевернула ладонь, показывая тыльную сторону.

— Пилить будем! — сказал Митрич, измерив ширину проема, и молча, со знанием дела, принялся пилить брусок. — Борька, дуй за пивом!

В длинный коридор третьего этажа общежития №1, называемого студентами «Копейкой», начали стягиваться сочувствующие. Под визги пилы, студенты бурно обсуждали «войдет не войдет» и перешептывались на предмет того, стоило ли вообще пилить перегородку,- в итоге, положились на опыт Митрича.

— Батюшки, да что ж это делается-то? — причитала Зойка.

Через полчаса усердной работы в косяке образовалась внушительных размеров дыра. Пока Митрич пилил, студенты играли на телевизоре в карты. Посреди импровизированного столика стояла трехлитровая банка с «Жигулевским».

— Пора! — Митрич пропилил косяк до металлического уголка, пила обиженно взвизгнула и остановилась. — Давайте пробовать!

Студенты воодушевленно пытались протиснуть телек в комнату; мешал железный уголок – какие-то сантиметры были лишними.

— Да что ты будешь делать! — изрядно вспотевший Митрич уселся на опилки и отхлебнул пивка из протянутого стаканчика, — Пилка по металлу нужна, этой не обойтись!
— Ну уж нет! Кто мне потом все эти дыры заделывать будет? — завопила Зойка.
— А может его покрестить? Глядишь, с божьей помощью и войдет! — сочувственно заговорил студент- член секты христиан, живущий в соседней комнате.

Митрич икнул:

— Давайте телек включим что ли, а то я по цивилизации скучать начал!

Покурили, включили телек и подцепили комнатную антенну. По экрану побежала новогодняя заставка энской студии телевидения, и заговорил диктор: «Валовый доход от продажи пиломатериала деревообрабатывающей фабрики в этом году составил …дцать миллионов рублей!»

Зойка подмела опилки.
Митричу в голову пришла очередная умная мысль, заранее понравившаяся всем:

— Блин, нахрена мы косяк пилили?! Если перегородку нельзя разобрать, так давайте уже телек до конца разберем – по досточкам! Боря, тащи молоток и стамеску! — решительно подытожил Митрич.

Боря погремел в комнате выдвижными ящиками письменного стола и принес инструменты. Выключили телевизор и при помощи инструментов разобрали короб.

Телек стал похож на робота-терминатора, но так и не захотел пролезать через проем перегородки.

Митрич закурил, обреченно выдыхая дым себе на грудь:

— Блин, инженеры хреновы, на кой черт было такие большие телевизоры выпускать? И нам в этой отрасли работать?! Проектировать не умеют! — он в отчаянии пнул заднюю крышку телека. – Давайте его через окно по пожарной лестнице спустим?

Христианин перекрестился и пошел спать.
На полу стоял разобранный телевизор, валялись доски и инструменты.

Идея спуска телевизора с крыши по пожарной лестнице пришлась по душе Боре (он тайком от жены занимался в секции альпинизма при институте) и остальным студентам; обычно на тренировках ребята лазали по искусственным отвесам – в деревянную стену спортзала были вколочены железные костыли, а тут — предстояло настоящее приключение.

— Не пущу на крышу, хоть режьте меня, не пущу! — разом протрезвела Зойка. — Ты что же, хочешь, чтобы я овдовела? — обратилась она к мужу.
— Угомонись, Зойка, спустим в лучшем виде! — успокоил её Борис.

Остаток дня и ночью общага гудела, провожая Старый и встречая Новый год, а угомонились её обитатели только к полудню. До вечера все спали, ну а после, на относительно свежую голову, решили так и оставить телевизор – за перегородкой.

Вечером Митрич собрал его, а Боря соорудил специальную полку на кухне. Чета смотрела трансляции сквозь проем в перегородке.

Борис и Зоя доучились до диплома, защитили его и уехали в свою деревню, оставив телек по наследству следующему поколению студентов.

А перегородка так до сих пор и стоит, и стоять будет!
dh

Потолок

История эта произошла в мои студенческие годы в 1-ом общежитии НЭТИ (копейке).

Я жил в комнате со студентом другого вуза - Первого гуманитарного. Крош - будущий юрист, наполовину чеченец- горячая кровь. Он был глухой на одно ухо (ножом в драке попали), и мне приходилось разговаривать с ним чуть громче и четче обычного. Я прожил с ним в комнате полтора года и многому у него научился.

В свободное от учебы время мы играли в шахматы. Он мог часами читать наизусть Есенина. По ночам к нему приходили братки и они до утра разговаривали полушепотом. Крош был ловеласом и хорошим соблазнителем, - он легко мог знакомиться и укладывать в постель понравившуюся девушку. Так продолжалось до тех пор, пока он не встретил Юлию.

Она училась с ним в одном институте на юриста, а по ночам – подрабатывала в казино крупье. Юлия часто бывала у нас в гостях. В будние дни, после ужина, я деликатно удалялся, а на выходных, так вообще – уезжал к родителям, так что они могли отрываться на полную катушку.

Возвращался от родителей я обычно рано утром в понедельник; заскакивал в комнату, оставлял продукты и бежал на лекции.

Как-то раз, в понедельник утром, я открыл комнату и офигел. В потолке зияла огромная дыра (аж до самой дранки), посреди комнаты стояли сдвинутые кровати, а на полу валялись огромные куски штукатурки. "Что же тут произошло?" – недоумевал я.

Любопытство заставило меня пропустить первую лекцию и дождаться появления Кроша… Убирать груду мусора я не торопился.

— Понимаешь, Серега!.. — сразу начал Крош, когда появился в дверях нашей комнаты. — Сдвигаем мы с Юльчиком кровати… (по умолчанию они стояли вдоль разных стен). Бурный секс… и вот, в момент кульминации Я СЛЫШУ, как рвется потолок и огромная плита падает на нас сверху. Юльчик – успела отскочить, а я получил по ноге.

Вот смотри… И он показал мне уже забинтованную ногу.

А потом пришла Юлия, и мы еще долго-долго перебирали подробности случившегося, смаковали и громко-громко смеялись.

У Кроша и Юлии, спустя год, родилась дочь, а дыру в потолке я заклеил плакатами с голыми девками и рок-звездами, ага.