Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

dh

Налету

Отложил на завтра то, что не успел сделать сегодня. Я никогда столько не работал. Хорошая школа жизни. Я все время учусь, - у людей и ситуаций. Решаю задачи. Теперь - многопотоково. Одна из них - в черной флешке, что лежит на столе уже третий день. Темное будущее. Мы - обезьянки, которые заморачиваются всякими разными штучками, чтобы как-то себя развлечь. Ах, эволюция, что же ты сделала с нами? Что же мы сделали сами с собой? И что нами движет? Искра божья?! О, да.

Женщины меньше заморачиваются, у них дети и внуки, им некогда. Где тот тумблер, который надо выключить? Ах, жизнь коротка, вы говорите, и надо успеть разбросать камни?! Как-то неловко я их швыряю, слишком тяжелы и блинчиками на поверхность воды не ложатся, а шмякаются с брызгами о гладь и сразу на дно. Друг предложил написать саундтрек к игре и пересмотреть Челюсти. Смыкаю свои. Пересмотрю - пообещал. Музыку пишешь? Да.

Пока стоял на лоджии, шла жизнь и бродила выгулом собак, текла рекой и гудела магистралью. На первом этаже бабулька отодвинула ставню, взирая на ровные ряды ромашек - плоды труда. Мне будет не хватать этого вида, но надо двигаться дальше! Завтра я обязательно распланирую жизнь и бюджет, заработаю на хлеб и суму и что-нибудь придумаю.

С годами ухожу в корень, прислушиваюсь к себе. Кочевой народ во мне, вечное движение.
настоящее

Письма Марине Александровне. Письмо Седьмое. Гроза

Доброй ночи, разлюбезная моя Марина Александровна!

Во первых строках моего письма хочу сообщить – прожит еще один день. Утром я выдвинулся к дистрибьютору на улицу Большую, доехал без приключений, забрал две шурушки и, возвращаясь обратно, пробил колесо, прямо напротив Шинтопа, видимо, карма места специфическая и я купил у них покрышку Чонгуаюнь-Хуйнань, которой сейчас ацки пахнет в комнате, и камеру. Перебортовал заднее колесо, подтянул погнутую спицу и двинулся в офис, а потом на Бердское шоссе, 510. Туда вкручивал, прячась в тени кустов, против встречного ветра – южного и теплого. На шоссе загорели руки и промокла кепка.

В Чистой воде попил чистой воды из кулера – два стакана, обменял одну шурушку на другую и выехал в город. По пути потерялся болтик от левой контактной педали, и она перестала выстегиваться – крутился контакт вместе с туфлей. Велик прицепился к левой ноге и не выпускал, как я ни брыкался. По шоссе летели машины. Чем круче, тем быстрее. Богатые – такие юркие, но не все, конечно… Остановился у кустов, снял велотуфель, который так и остался пристегнутым к велику. Разобрался почему не выстегивается, болтик так и не нашел, поехал дальше.

Катилось на удивление легко – под горку и с попутным ветром, только на Речном ветер стал встречно-боковой, с Оби несло… когда так с рекой, она становится шлюхой – грязной. Зная, что там алтайское: и воды бирюзовой Катуни, и чистой Бии, — после Обского моря и Гэс, река... Ах, я все время вспоминал мою Ангару, я так скучаю по ней – чистой, прозрачной, холодной.
Collapse )
dh

Письма Марине Александровне. Письмо Второе. Костел

Добрый день, разлюбезная моя Марина Александровна! В первых строках моего письма хочу сказать, что скучаю и мыслями все время возвращаюсь к тебе. Вот вроде бы и все забывается, стирается в памяти и уходит в прошлое, оставшись словно слои прошлогодней листвы, словно земля-дерн в лесу… а вспомнишь эти глаза, уставшее тело и тот свет, как будто уголёк в костре тронул ветерок, — и на душе становится тепло.

Вчера после тренировки в нашем, как ты окрестила мое жилище, Костеле, было четыре мужика. Костя напрягся. Пока мы были на тренировке, Леха с Костей пили пиво, изволив, наверное даже, заполировать все это водочкой.

Я на лед не выходил – простуда, выступил в роли наставника – тренера. Тимур с удовольствием покатался. Приехали поздно, и уже в первом часу сели ужинать. Костя, как гостеприимный хозяин, сел с нами за стол, сам пил чай, а нас угощал тушеной картошкой с грибами и обжаренной морковью с луком в сметане. Тимур привез мамины котлеты и мясной рулет, так что мы сыты. Ночью по супермаркетам не шарились. Грибы – опята, привез Леха из дома. Сегодня-завтра, или позже, он улетит во Владик за машиной на продажу, в планах — собирается перебираться в Новосибирск с семьей. Все у нас как-то «шель-шевель» - шевелимся, короче.
Collapse )
hools

Письма Марине Александровне. Письмо Первое. Вести с Полей

Доброе утро, разлюбезная моя Марина Александровна! Во-первых строках моего письма спешу сообщить Вам, что дела мои идут хорошо. Вечером Костя освободил мне книжный шкаф и подивился, почему же я забрал именно эти книги: Ницше, Цвейг, Гессе, Ильф и Петров, Толстой, Пелевин, – короче, как и все в моей жизни – сплошной винегрет и разносортица. Увидел у него Веллера «Легенды невского проспекта», – заинтересовался и взял почитать. Потом мы рассматривали планшетницы его родителей – геологов, и мастерскую отца. У него произошла трагедия в семьею - погиб 12-летний брат Максим в центре, под колесами автомобиля. Его фотографии встречаются в разных местах квартиры.

Я весь вечер искал возможность разлочить модем от Мегафона – читал форумы и т.д. Заметив, что я страдаю фигней, Костя предложил мне пропылесосить у себя в комнате. Я с радостью согласился и с удовольствием высосал пыль из ковра. Нашел один носок от бывшего жильца – Ходжа. Костя не нашелся, что с ним сделать, и повешал на спинку второй кровати, где некогда спал друг (утром, обнаружив сей факт, я поржал, но носок выбрасывать не стал, есть в этом некий символизм).

Увидев, что я выставил пылесос в коридор, предложил помыть пол и у меня в комнате – я согласился, хотя и чувствовал себя неловко и вообще, хотел сам пылевые катышки смыть. Отложил генеральную уборку на неопределенный срок. Костя помыл пол вокруг ковра.
Collapse )
настоящее

Бомж

Крутится аппарат, выхватывает кадры. Киномеханик – первый парень на деревне. Бескозырка - вырывается непослушный чуб из под военно-морского флота. Женитьба, сын - Тимофей, развод. Бухло.

— Да у меня столько женщин было! – рассказывает дядя Женя отцу на кухне. Выпивают.
— Будешь так себя вести - на порог не пущу! – строжится мама.

Он учит меня играть в шахматы – проигрываю.

Вонючие носки. Страну вдоль и поперек. Стройки века. Новая жена – Маринка – у неё двое сыновей, бухает, и даже в гостях, - ссытся. Разнорабочий, резчик по стеклу, штукатур-маляр, - на все руки мастер.

Крайний Север.

Грузчик на центральном рынке, драка – пырнул кого-то ножом, сам не помнит, — статья за хулиганство. Четыре года. Туберкулез. Квартиры в доме за хореографическим училищем нет, продал пасынок и умер сам от бухла, на рынке с ящиком фруктов в руках. Маринка тоже умерла, дома, от пьянки. Жильё-подвал и вши, а в его квартире, над ним — женщина беременная живет.
— Ну не выгонишь же её?

Помню тот майский день, у нас только-только родился ребенок. Весна в цвету. Из мебели – кровать с панцирной сеткой, ковер и телевизор, детская коляска ещё. Жена не работает – дома с ребенком. Вечером гуляем.
Collapse )
dh

Печатник

Олег – мой одноклассник. У него дети и жена-умничка. Жена занимается благотворительностью – поделками с детьми в передаче на ТВ, а сам Олег – бизнесом. Олег - творческий интеллигент; умеет ухмыляться в усы (хотя у него таковых нет), ронять в ладони лоб и многозначительно молчать. Он пишет стихи, печатается в журналах собственного производства, так как владеет минитипографией, и любит рыбалку.

Даже на мелких тиражах в собственной минитипографии Олег умудрился заработать геморрой и кредиты. В этом ему помогли партнеры по бизнесу, вечно ломающийся автомобиль и высокая арендная плата за офис. Мишка – бывший компаньон, когда понял, что здоровье на полиграфическом поприще может подорваться, оставил Олега наедине с профессиональной печатающей машиной Херакс, — жутко дорогой и нуждающейся в постоянной уходе, как избалованная женщина, — и кредитами. Сейчас Мишка пишет белые стихи, преподает русский язык и литературу в институте водного транспорта, имеет весьма сложные отношения с женой, работающей в отделе маркетинга известного в городе театра, и периодически звонит мне, чтобы узнать, сколько стоит мультимедийный проектор.

— Ничего, если я иногда буду приглашать тебя на наши мероприятия? – спрашивает меня раз в полгода Мишка по телефону.
Collapse )
hools

Новости культуры

Добрый день, дорогие друзья! С вами специальный корреспондент Хулзо-новостей – Маргарита Пузикова. В студии, как всегда, для вас работает Дмитрий Дуберниев.

Прямое включение.

— Марго, сегодня все СМИ облетела новость – Энское орфографическое училище обзаводится новым забором, это правда? Ведь столь неординарное событие, в разрезе культурного наследия, не может пройти незамеченным мировой общественностью! Итак, мы в эфире.

Марго:
— Да, я сейчас как раз на том месте (прижимает одной рукой наушник к уху, второй держит микрофон), где возводится новый забор, а мой собеседник – застройщик, генеральный директор компании «Концептуальное Заборостроение» - Арчибальд Заволжский.

— Арчибальд, строительство такого забора – примечательное событие для Энска, я смотрю (меряет шагами периметр) заказчик еще и приличный кусок земли себе отхватил!

— А как же?! Всем известно, что Энск – мировой лидер в сегменте точечной застройки, темпы роста - колоссальные. Это будет не просто забор, это, я не побоюсь этих слов, – архитектурное сооружение. Ведь нельзя зажимать культуру в столь деликатных вопросах!

Марго (вытирает каблук о желтые листья, озабоченно):
— Дорогой проект?

Арчибальд:
— Все через тендер. Колонны мы привезли из Греции, у них сейчас кризис, остатки Парфенона ушли с молотка на раз-два; в итоге нам колонны по-дешевке достались. Золотые звезды в центре композиции - из Египта, с раскопок на пирамиде Хеопса, чистое золото! В качестве прутков мы используем копья царя Соломона, их тоже где-то откопали, об этом лучше спросить у нашего Заказчика, — город должен гордиться своими заборами! Тем более, такому культурному учреждению - нужен приличный забор, как же без него?

Марго:
— А мы обращаемся к непосредственному Заказчику - Льву Менделеевичу Пантовичу - директору
Орфографического училища (поворачивается). Лев Менделеевич, что для культуры в целом значат ограждения?

— Заборы это не только обозначение территории, её раздел. Это охрана периметра. Центр города, как ничто другое нуждается в такого рода сооружениях. Вы только посмотрите вокруг: окурки, пустые пивные бутылки, бомжи… А у нас за забором будет замечательная лужайка! Орфография – нужна городу чистой.

Дмитрий:
— На этом мы заканчиваем наше прямое включение, возвращаемся в студию Хулзо-новостей и благодарим нашего собственного корреспондента – Маргариту Пузикову за интересный материал. От себя добавлю, Энскому Драматическому Роторному театру остается только позавидовать.

До новых встреч!
Collapse )
hools

Раны Земли

Город Кемерово. Первомай. Снег. Район Радуга.

Люди в столице Кузбасского бассейна сплошь шахтеры, и даже если не спускаются в забой, то где-то в глубинах души - все равно шахтеры. Не любят на Руси шахтеров. Факт. А за что их любить? Чумазые, как трубочисты, вечно чего-то просят и бастуют.

А я их люблю, потому что они – работяги, и крепки духом.

Мне довелось спуститься в угольный разрез (открытая добыча угля) на грузовой машине МАЗ. Везли воду. Спасибо двоюродному брату Вовке. Видел, как залегает пласт угля. Впечатляет. Черный такой. Жирный.

А потом мы ездили всеми родственниками смотреть наскальные рисунки древних человечков. Неандертальцев хм… зойской эры. И откуда только они взялись в Кемеровской области столько тысяч лет назад? Чтобы увидеть-таки эти заветные рисунки, надо было перепрыгнуть со скалы на скалу. Не смог. Пацаном был. И не увидел нифига. Брат видел, потому что папаня с ним на руках перепрыгнул. А я на руки не захотел. Саня потом рассказывал, что рисунки - ничего особенного, очень далеки от раннего постмодернизма и позднего авангардизма. Темные люди были, что с них взять? Только и могли - за мамонтом бегать и железным топором по скалам тюкать. Тюк. Дзинь.

Река Томь. Грязная-прегрязная. В те годы сплавляли по ней леса. А теперь иссохла вся да измельчала. Вас бы так.

Зато теперь, кемеровчане изобрели новый вид бизнеса: Добыча труб. Точно знаю, что не неандертальцы их в землю закопали, а простые советские люди. Шахты многие позакрывались, а трубы-то в земле так и лежат. Так умный российский бизнесмен научился их отрывать и продавать. Километрами продают. Карты продают с обозначением, где зарыты и как пролегают. Бизнес такой.

А еще, я помню улицу Связную, засыпанную шлаком; мальцом по ней на детской машине с педалями - туда-сюда.
dh

Рыбалка

Я быстро засыпаю, но сплю плохо. Два три часа - крепко, а потом – дрема. Ворочаюсь, и в голову лезут мысли обо всем: о работе, о семейной жизни и отношениях с женой. Долго жду, когда прозвенит будильник, чтобы встать на рыбалку.

Первым скрипит половицами дядя Боря. Пол пятого. Пора вставать. Еще пять минут.
Целую жену. Она сквозь дрему бурчит: «П-р-р-бз-брп-хр».

— Чего? — спрашиваю.

— Поймай золотую рыбку.
Collapse )